You are here

Александру Авереску глазами военной разведки Российской империи: штрихи к портрету будущего маршала Румынии

Category: 

Каширин В.Б. Александру Авереску глазами военной разведки Российской империи: штрихи к портрету будущего маршала Румынии // Славяноведение, 2014, № 4. СС. 27-38.

Новая и новейшая история Румынии не слишком богата именами полководцев и военачальников, которые были бы широко известны за пределами страны. Исключение составляют деятели, сочетавшие военные функции со статусом главы государства. К числу таковых относятся князь (с 1881 г. король) Кароль I гогенцоллерн-зигмаринген, командовавший русско-румынскими войсками под плевной в 1877 г., и, между прочим, последний по времени производства генерал-фельдмаршал русской армии (1912); его племянник и наследник Фердинанд I, «король-объединитель», августейший главнокомандующий армиями Румынского фронта в годы первой мировой войны; и, наконец, кондукэтор Румынии маршал Ион Антонеску, верный союзник А. гитлера, казненный в 1946 г. по приговору Народного трибунала своей страны.

однако есть в истории румынской армии один полководец, чья известность и слава не были производной от высокого государственного статуса. Напротив, в его случае именно профессиональные успехи на военном поприще и на поле брани позже открыли ему путь к политической карьере. Речь идет о маршале Александру Авереску (1859-1938), который был одним из самых выдающихся румынских государственных мужей эпохи первой мировой войны, наравне со своим извечным недругом, главой национал-либерального правительства Ионом Брэтиану-младшим (1864-1927). Именно эти два деятеля с большим правом, чем

* Каширин Василий Борисович – канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

27


кто-либо другой, могут быть признаны главными творцами военно-политических успехов своей страны.

Несмотря на слабость аграрной экономики, серьезные недостатки политического устройства и вопиющие изъяны в организации, боевой подготовке и технической оснащенности армии, Румыния в те годы сумела достичь поразительно больших результатов. Фактически, она полностью реализовала великодержавную национальную программу, присоединив Бессарабию, трансильванию, Буковину, часть темешварского Баната. Немалую роль в этом сыграл правильный стратегический выбор в пользу Антанты, искусная дипломатия Брэтиану, счастливое стечение обстоятельств – распад сначала Российской империи, а затем и Австро-Венгерской монархии. Но нельзя отрицать и того, что в значительной степени эти достижения были результатом деятельности всей румынской военной и государственной элиты того времени, к которой, без всякого сомнения, принадлежал маршал Авереску.

Выходец из небогатой сельской семьи, без связей, протекции и фамильного капитала, Александру Авереску исключительно благодаря своим личным качествам и талантам сумел пробиться в жизни, выделиться из массы армейского офицерства Румынии и подняться по лестнице военной карьеры на самый верх. Это позволило ему внести огромный персональный вклад в дело реформирования и модернизации румынской армии в начале XX в. еще до первой мировой войны, Авереску, в то время в чине всего лишь бригадного генерала, занимал должность военного министра (1907–1909), был начальником Большого генерального штаба Румынии накануне и во время балканских войн 1912–1913 гг. В годы первой мировой войны, в ходе кампаний 1916–1917 гг. Авереску командовал армией и группой армий на Румынском фронте, затем с января по март 1918 г. занимал пост министра иностранных дел и одновременно с этим, с февраля по март, был премьер-министром Румынии. Именно на эти месяцы пришлась начальная фаза румынской оккупации Бессарабии, а также бесплодные попытки прекратить ее дипломатическим путем (известное соглашение Авереску – Раковский от 5–9 марта 1918 г.). И в дальнейшем Авереску оставался влиятельнейшей фигурой в политической жизни Румынии: он стал основателем и лидером правопопулист-ской Народной партии, еще два раза, в 1920–1921 и в 1926–1927 гг., занимал пост премьер-министра, получал и другие правительственные должности. Во время его активной политической деятельности Румыния стала одним из важнейших членов блока так называемой малой Антанты и, одновременно, ключевым элементом системы «санитарного кордона» против большевистской России.

популярность генерала среди солдат (а, следовательно, – и в крестьянских массах) была беспредельной; а поездки Авереску по стране, особенно по глубинке, сопровождались сценами экстатического обожания со стороны простого люда. Как пишет современный биограф, «в конце первой мировой войны и в первые послевоенные годы румынское общество, в значительной мере, развивалось под созвездием “мифа Авереску”» [1]. В 1930 г. Авереску был произведен в чин маршала, которого за всю историю Румынии удостаивались только три человека – он сам, его сослуживец и давний соперник Константин презан (1861–1943) и, позднее, уже упомянутый кондукэтор Антонеску.

Итак, Авереску несомненно был личностью исторического масштаба, фигурой первой величины не только для Румынии, но для всей Юго-Восточной европы. помимо прочего, он был плодовитым военным писателем; очень ценным источником по истории участия Румынии в первой мировой войне является дневник Авереску, впервые изданный в Бухаресте в 1937 г. [2]. также перу Авереску принадлежит подробное описание операции у Флэмынды – неудачной попытки румынской армии форсировать дунай в сентябре 1916 г. [3]. В Румынии прославленному маршалу посвящено множество биографических работ, последней и лучшей из которых является книга петре оту «маршал Александру Авереску:

28


военный, политик, легенда» [1] (cм. также [4-5]). В России биографией этого незаурядного человека до сих пор никто всерьез не занимался; впрочем, в 2007 г. вышла на русском языке статья «Александру Авереску - румынский маршал из села озерное», написанная одесским историком Артемом Филиппенко, однако без использования архивных материалов [6]. между тем, ряд ценных характеристик и суждений о будущем маршале содержится в материалах военной разведки Российской империи, хранящихся в фондах Российского государственного военно-исторического архива (РгВИА) в москве. Эти документы позволяют расширить угол зрения историков на личность Авереску, добавить новые и красочные детали к его портрету, а одновременно с этим - дать ответ на вопрос о способности русской разведки верно судить о представителях военной элиты балканских государств и прогнозировать развитие их карьеры.

особо важно, что эти оценки относятся к периоду до вхождения будущего маршала в пантеон национальных героев Румынии, и потому они свободны от любого влияния пресловутого «мифа Авереску», как положительного, так и отрицательного, а также от проявления партийно-политических симпатий и предубеждений. В этом отношении суждения русских разведчиков можно назвать объективными, так как они изучали румынских военачальников, прежде всего, с профессиональной точки зрения.

С 1880-х годов Румыния рассматривалась генштабом Российской империи как потенциальный противник, и одним из приоритетных направлений работы русской разведки по этой стране было подробное, персональное изучение высшего и старшего командного состава румынской армии. В фондах РгВИА, в донесениях русских военных агентов за разные годы удалось выявить характеристики, иногда весьма развернутые, более чем на два десятка румынских генералов и старших офицеров начала XX в., вплоть до первой мировой войны. особо важно, что с момента учреждения в 1887 г. поста военного агента Российской империи в Румынии (до 1901 г. - одна совмещенная должность для Бухареста и Белграда) его последовательно занимали девять разных офицеров генштаба, каждый из которых в донесениях давал характеристики румынскому генералитету, иногда подтверждая, а иногда корректируя оценки своих предшественников.

В целом русская разведка оценивала уровень румынского высшего командного состава весьма низко. Вот как характеризовал его в 1906 г. русский военный агент генштаба в Бухаресте полковник м.И. занкевич:

«Высшими назначениями в армии почти единолично заведует король Карл. В генералах король ценит не столько способности, сколько преданность себе, засвидетельствованную многими годами службы. поэтому король выдвигает не молодые силы, а лично ему издавна известных офицеров, принимавших под его начальством участие в русско-турецкой кампании (1877-1878 гг. - В. К); большое значение для быстрого движения по службе имеет также более или менее громкое восхваление всего немецкого, - этот верный способ для завоевания симпатий короля с успехом применяется многими генералами. Король Карл весьма высоко ставит свой собственный боевой опыт, приобретенный им 29 лет тому назад на полях плевны; имея слабость считать себя выдающимся полководцем, он отличается большою инертностью в своих взглядах на военное дело и с недоверием относится ко всем новым явлениям в области тактики. дух инертности главы армии сообщается и ее начальникам, что естественно ведет к тому, что и самая армия почти застыла в тех формах, которые, быть может, и выдерживали критику четверть века тому назад, но теперь уже устарели [… ]

естественно, что при таких условиях общий уровень высшего командного состава армии весьма невысок [… ]

Среди более молодых румынских офицеров немало лиц с прекрасной научной подготовкой, полученной, главным образом, за границей, следящих за военным делом, мыслящих и работающих, но пока эти офицеры не имеют доступа к вы-

29


сшим должностям, занятым старыми, угодными королю генералами» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 37-40].

одним из таких молодых офицеров, способных существенно ускорить модернизацию румынской армии, при условии получения соответствующих должностей и полномочий, был, несомненно, и Александру Авереску

он родился 9 марта 1859 г. в селе Бабеле Измаильского жудеца (ныне село озерное Измаильского района одесской области украины)1. Как известно, за три года до его рождения Измаильский, Кагульский и Болградский уезды по парижскому мирному договору 1856 г. были уступлены Россией княжеству молдавия, а затем в 1878 г. вновь возвращены в состав империи по Берлинскому трактату. таким образом, родные места Авереску, в ту пору молодого румынского кавалериста, перешли под власть чужого ему государства, и это, как мне представляется, не могло не оказать влияния на формирование его внешнеполитических симпатий и на его отношение к России, ее союзникам и противникам.

отец будущего маршала Румынии Константин Авереску был уроженцем г. Бельцы в Бессарабии и служил в русской армии, однако затем оставил службу и переселился в румынскую молдавию, где работал учителем и мелким чиновником. очевидно, и в семье, и в родном селе Авереску знали русский язык, и это полезное качество, по многим отзывам, перенял и будущий маршал.

Александру окончил начальную школу в Измаиле, в течение года учился там же в семинарии, однако затем оставил ее и отправился в столичный Бухарест, где поступил в школу искусств и ремесел. затем он планировал поехать в бельгийский льеж и изучать там инженерную механику. однако обострение Восточного кризиса и начало войны с турцией изменили его замыслы и всю дальнейшую судьбу. В 1877 г. Авереску добровольцем записался в Измаильский эскадрон конных жандармов и в его составе принял участие в походе румынской армии за дунай.

Имея слабое от природы телосложение, Авереску был плохим наездником и мало подходил для строевой службы в кавалерии. побывать в бою с турками ему так и не довелось. однако хорошее образование позволило ему с успехом выполнять работу по канцелярии. за участие в войне 1877-1878 гг. Авереску был произведен в сержанты, и тогда же он принял решение навсегда связать жизнь с армией. В 1879 г., после двух лет службы, Александру был принят в дивизионную школу унтер-офицеров, расположенную в монастыре дялу, близ г. тырговиште, в центральной части страны. Это учебное заведение давало возможность унтер-офицерам с законченным средним образованием получить офицерский чин без прохождения курса офицерского военного училища. 15 июля 1881 г. Авереску окончил дивизионную школу и был произведен в первый офицерский чин субло-котенента и назначен в 1-й полк рошиоров2.

поворотным моментом в судьбе и карьере Авереску стал конкурс-экзамен в 1884 г. на право поехать учиться в туринскую военную академию в Италию. за два места в академии состязались 12 румынских офицеров, причем все соперники Авереску закончили офицерское военное училище. тем не менее, по результатам он стал первым и отправился в авторитетную военную академию, основанную в 1867 г. и находившуюся под заметным влиянием прусской военно-научной школы.

В 1884-1886 гг. Авереску с высокими баллами окончил полный курс академии, после чего вернулся на родину. помимо серьезного высшего военного образования из турина он привез и жену. Избранницей будущего героя первой мировой


1 здесь и далее факты биографии Авереску излагаются по уже цитированной биографии п. оту.

2 Рошиори - регулярная кавалерия румынской армии; красные гусары (по цвету формы). помимо рошиоров, в состав румынской кавалерии в то время входили «кэлэраши» - полурегулярная конница казачьего типа.

30


войны стала Клотильда Калигарис, девушка из богатой семьи, выпускница туринской консерватории по классу вокала и фортепиано.

В 1888–1894 гг. Авереску, с небольшими перерывами для отбывания строевого ценза, нес службу в 3-м оперативном отделе Большого генерального штаба Румынии. В 1894–1895 гг. он возглавлял румынскую военную академию – Высшую военную школу – и с того времени получил широкую известность в армейских кругах как военный писатель и теоретик. В 1895–1898 гг. Авереску занимал пост военного атташе Румынии в Берлине, что, с точки зрения военной карьеры того времени, было еще одним важным шагом на пути к высшим должностям генерального штаба. после возвращения на родину Авереску в 1898–1899 гг. отбыл ценз командования кавалерийским полком и затем продолжил службу в организационно-мобилизационном отделе генштаба; как и прежде, активно и много выступал на страницах военной печати. публикации Авереску по истории осады плевны привлекли внимание короля Кароля.

примерно в то время Авереску попал в поле зрения русской разведки. первое из обнаруженных мной упоминаний о нем содержится в рапорте русского военного агента в Бухаресте полковника м.Н. леонтьева от 18 апреля 1904 г. он сообщал, что начальник отдела Большого генерального штаба полковник Аверес-ку был назначен на должность командира рошиорской кавалерийской бригады, расквартированной в городе текуч, в уезде галац, в южной части исторической молдавии. леонтьев докладывал: «уход полк[овника] Авереско3 – большая потеря для румынского гл[авного] штаба. Нет сомнения, что его назначение носит временный характер и что в ближайшем будущем он будет возвращен в Бухарест на более или менее видный пост» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 24–24об.]. Этот прогноз полностью сбылся, тем самым подтвердив умение русских военных агентов разбираться в ситуации в румынской армии.

10(23) мая 1906 г. Авереску по случаю 40-летнего юбилея правления короля Кароля в Румынии был произведен в чин бригадного генерала. ему тогда было 47 лет. И в том же году преемник леонтьева на военно-агентурном посту в Бухаресте подполковник м.И. занкевич, отличный знаток Румынии и ее армии, дал подробную характеристику Авереску, который тогда еще продолжал командовать рошиорской бригадой: «Из офицеров генерального штаба. Человек выдающихся способностей, основательных познаний в военном деле и большой инициативы; одинаково силен и в кабинете, и в поле. хорошо ознакомился с русскою армией во время своих неоднократных поездок в Киевский военный округ по приглашению покойного генерала драгомирова; весьма недурно владеет русским языком. Искренность его русофильских чувств подвержена большому сомнению. Ахиллесова пята этого выдающегося генерала – крайняя его слабость к женскому полу. В случае войны с Россией на генерала Авереско выпадет одна из самых важных ролей в румынской армии» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 37–40].

Авереску действительно доводилось посещать Российскую империю по делам службы, и эти поездки он использовал, с профессиональной точки зрения, весьма плодотворно. Насколько известно, первая его служебная поездка состоялась летом 1899 г., когда военный министр от имени короля Кароля дал Авереску почетное поручение отвезти картину в подарок 18-му пехотному Вологодскому полку, шефом которого был румынский монарх. два года спустя полковник Авереску издал в Бухаресте книгу под названием «моя миссия в России летом 1899 года», объемом 260 страниц [8]. помимо общих впечатлений от малороссии и русской армии, в том числе казачьих частей, книга содержит подробное описание больших летних маневров войск Киевского военного округа. отдельная глава книги


3 В то время русские дипломаты и офицеры военного ведомства румынские фамилии с окончанием на «-у» почти всегда писали через «-о».

31


посвящена впечатлениям Авереску от общения с командующим войсками округа генералом м.И. драгомировым.

Русские офицеры, соприкасавшиеся с Авереску, воспринимали его личные и моральные качества скорее в отрицательном свете, хотя никто не ставил под сомнение его служебные таланты. К примеру, Александр щербачев, сын генерала д. г. щербачева, помощника главнокомандующего армиями Румынского фронта (короля Фердинанда), в дневнике так отзывался об Авереску, с которым он познакомился в Яссах в 1918 г.: «Кроме родовой аристократии, в этот круг (высшего военного и политического руководства Румынии. - В. К.) попали авантюристы, составившие состояние и положение темными путями, как Авереску (премьер-министр при заключении мира с немцами). генерал Авереску -страшный честолюбец, без совести и чести, стремящийся все выше и выше. прошлое его весьма темно и непонятно. полагают, что он родился в Бессарабии. он участвовал в войне 1877 года сержантом и дослужился до генерала» (цит. по [9]).

Вообще, названные черты характера Авереску - огромное честолюбие, амбиции, карьеризм, некоторая моральная неразборчивость - присутствуют почти во всех оценках русских военных наблюдателей, знавших его. Весь служебный и жизненный путь маршала фактически подтверждает их справедливость.

однако вернемся в более ранний период - в 1907 г., когда Авереску довелось впервые выйти на сцену большой политики, причем произошло это в крайне непростое для Румынии и ее армии время. 12(25) марта 1907 г. присягу королю Румынии принесло новое правительство либеральной партии во главе с димитрие Стурдзой, а на следующий день, 13(26) марта молодой и перспективный бригадный генерал Авереску был назначен на пост военного министра. Как докладывал русский военный агент занкевич, «этот выдающийся и стоящий вне политических партий генерал призван к управлению военным министерством ввиду трудности переживаемого страной момента, когда спасение ее находится всецело в руках армии» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 42-43об.].

Имелось в виду, что и формирование правительства Стурдзы, и назначение Авереску были обусловлены крупными аграрными беспорядками в Румынии -восстанием 1907 г. оно было вызвано крайне тяжелыми условиями жизни крестьянства, произволом арендаторов-управляющих, а также революционными событиями 1905-1907 гг. в соседней России. Восстание началось на севере молдавии, распространилось затем на значительную часть территории страны и сопровождалось массовым кровопролитием, восставшие крестьяне даже пытались захватывать города.

Изначально подразумевалось, что в подавлении крестьянского восстания особую роль будет играть армия, и потому стоявшая перед Авереску задача была непростой. однако он справился с нею, быстро подтянув вверенное ему ведомство решительными и четкими распоряжениями.

при подавлении мятежа армейские части широко применяли оружие, что позволило подавить восстание достаточно быстро. точное число жертв вряд ли может быть подсчитано; в источниках и историографии приводятся различные данные, наиболее часто из которых повторяется цифра в 11 тыс. убитых (подробнее см. [10]). левая печать клеймила Авереску как палача восставших, однако в правительственных кругах его называли спасителем династии и государства. его репутация решительного, волевого и эффективного руководителя упрочилась, что было необходимо для реализации намеченной Авереску большой программы модернизации румынской армии. занкевич докладывал: «генерал Аве-реско как офицер, стоящий на высоте современных требований в военном деле, конечно, сумеет лучше отозваться на все насущные нужды армии, чем генерал

32


ману4. Вопрос лишь в том, удастся ли генералу Авереско, человеку без всяких связей в здешнем политическом мире, создать себе в парламенте настолько твердое положение, чтобы проводить свои требования дальнейших кредитов на армию, без чего невозможно выполнение широких мероприятий, намеченных бывшим военным министром, – вернее, главою армии – королем» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 42–43об.].

дальнейшие события показали, что позиции Авереску во власти действительно оказались весьма непрочны, но из-за того что, в условиях отсутствия авторитета в политической среде, он стал пытаться лавировать между различными партиями. 7 января 1909 г. занкевич писал: «положение военного министра генерала Авереско, столь много сделавшего для румынской армии за двухлетний срок своего пребывания на этом посту, сильно пошатнулось с назначением нового министра-президента. причина тому – дурные личные отношения, установившиеся между генералом Авереско и г. Братиано, для которого не составляет тайны, что генерал Авереско, не доверяя долговечности настоящего кабинета, как человек ловкий и предусмотрительный, в надежде обеспечить за собой министерский портфель и при новом правительстве, ищет сближения с г. таке Ионеско – лидером консервативной партии, которая рано или поздно сменит либералов у власти; при той страстности, которую вносят в политическую борьбу румыны, подобного факта совершенно достаточно для возбуждения живейшей ненависти в министре-президенте к военному министру» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 50–51об.]. примечателен в этом отношении комментарий полковника занкевича: «Нам, конечно, не приходится сожалеть о затруднениях, испытываемых генералом Аве-реско в деле усовершенствования румынской армии и о возможном оставлении им поста военного министра, но для Румынии уход его с этого поста был бы большой потерей» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 50–51об.].

И на этот раз представитель русского генштаба не ошибся. Всего два месяца спустя, в начале весны 1909 г., последовала отставка Авереску с поста военного министра. Современные румынские исследования подтверждают, что главной причиной стало резкое ухудшение отношений между Авереску и новым лидером правящей либеральной партии И. Брэтиану-младшим. если с прежним премьер-министром д. Стурдзой у Авереску были самые добрые отношения, то с его преемником они не сложились с самого начала.

В начавшейся кампании травли Авереску со стороны оппозиции глава правительства, фактически, был на стороне его противников. Конкретные обвинения, которые выдвигались против военного министра, заключались в допущении фаворитизма в армии, злоупотреблений при снабжении продовольствием и фуражом, закупке и распродаже боеприпасов и, наконец, в попытках установить в офицерской среде систему доносительства. премьер-министр предложил Авереску подать в отставку, тот отказался, и тогда Брэтиану 4(17) марта 1909 г. объявил об отставке всего кабинета, а король в тот же день поручил ему сформировать новое правительство. естественно, в его состав Авереску уже не вошел. Руководство военным министерством было вверено далекому от армейских дел адвокату томе Стелиану. п. оту справедливо оценивает отставку Авереску как византийскую по стилю и лишенную такта со стороны его противников [1. P. 77].

занкевич докладывал по поводу этого события: «причина вынужденной отставки генерала Авереско – партийные интриги министра-президента, г. Брати-ано; поводом же послужили раскрытые в военном министерстве злоупотребления – всегда существовавшие и в которых генерал Авереско лично не замешан.

4 ману георге (1833–1911) – румынский военный и государственный деятель, генерал, военный министр Румынии (1869–1870, 1888–1889, 1904–1906). получил военное образование в пруссии, служил в прусской армии. В последние годы жизни ману характеризовался русской разведкой как дряхлый старик, совершенно отставший от развития военного дела, но сохранивший огромное политическое влияние в Румынии.

33


помогли также делу свержения Авереско его пристрастность, неровность с подчиненными и высокомерие» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 52–53об.].

представитель русского генштаба высоко оценивал результаты деятельности Авереску в министерской должности. он писал: «за свое двухлетнее пребывание на посту военного министра генерал Авереско коренным образом реорганизовал на современных началах румынскую пехоту, введя двухлетний срок службы под знаменами и упразднив плохо обученную пехоту переменного состава; взамен существовавших на бумаге кадров милиционных батальонов, созданы небольшие кадры резервных частей, долженствующих войти в состав полевой армии в военное время; им же положено начало новой организации полевой артиллерии, а распределение инженерных войск приведено в соответствие с потребностями военного времени; мобилизация армии разработана почти заново и поставлена на более рациональные основания; упорядочена подготовка офицеров резерва, составляющих 50% офицерского состава мобилизованной румынской армии. таковы главнейшие мероприятия, проведенные генералом Авереско за короткий срок его министерства» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 803. л. 52–53об.].

также очень показательно, что сходным образом оценивал значение отставки Авереску с поста военного министра и представитель разведки другого потенциального противника Румынии – Болгарии. полковник м.Н. леонтьев в апреле 1909 г. передавал в петербург сведения, полученные им от болгарского военного атташе в столице Румынии майора Станчева. В изложении леонтьева эта информация звучала так: «Нет прямых доказательств, что генерал Авереско лично замешан в злоупотреблениях, которые ему ставятся в вину, тем не менее, общественное мнение сильно против него восстановлено. Вернее, что его подвели собственные подчиненные, включительно до генерального секретаря военного министерства, которого обвиняют в лихоимстве. общая сумма злоупотреблений достигает 2,5 млн франков.

Возможно, что Авереско совсем уйдет со службы, так как, видимо, в военном министерстве создалось против него враждебное течение, что можно заключить хотя бы из сделанного ему предложения получить каларашскую бригаду, да еще под начальством генерала зосима, которого он сам преследовал в свое время.

только король и, отчасти, принц Фердинанд по-прежнему его поддерживают; уже после его ухода, очевидно, по указанию свыше, один из флигель-адъютантов короля высказывался в том смысле, что в случае войны именно Авереско должен быть назначен главнокомандующим.

Собственно с болгарской точки зрения уход Авереско нельзя не приветствовать. за время его пребывания у власти румынская армия сделала чрезвычайные успехи. С назначением Стелиана уже чувствуется упадок. Это адвокат, ничем не замечательный и в военных делах совершенно несведущий. его положение тем более затруднительно, что избранный им самим ближайший помощник генеральный секретарь Ботеану5 – полный рамоли6, да и от природы человек крайне ограниченный» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 800. л. 85–88об.].

Итак, и русская, и болгарская военные разведки считали, что отставка Аве-реску была благоприятным событием для противников Румынии. после ухода с министерского поста Авереску был назначен начальником 1-й пехотной дивизии, расположенной в придунайском городе турну Северин (ныне дробета-турну Северин), на западной границе страны. однако такой человек, как Авереску, не мог долго оставаться в тени. 18 ноября 1911 г. новый русский военный агент в Румынии полковник е.А. Искрицкий докладывал о назначении Авереску на пост начальника Большого генерального штаба Румынии, что в тех условиях казалось


5 Ботяну михаил – румынский военный деятель, в 1909–1910 гг. – генеральный секретарь военного министерства, бригадный генерал.

6 Рамоли (фр. ramolli – расслабленный), немощный, впавший в слабоумие человек.

34


событием совершенно неожиданным. по данным Искрицкого, король Кароль и военный министр Николае Филипеску приняли решение о выдвижении Авереску на этот ответственный пост в преддверии приближающихся военных осложнений на Балканах. его предшественник, дивизионный генерал Василе зотту7 характеризовался как человек вялый и безынициативный; его деятельность никак не отвечала сложной военно-политической обстановке тех месяцев.

Авереску был военным руководителем совершенно иного склада. однако он уже успел стать заметной в политическом отношении фигурой и приобрести множество врагов, поэтому его назначение на пост главы генштаба сопровождалось громким скандалом. дело в том, что у власти в Румынии тогда находилась консервативная партия Александру маргиломана, та самая, которая двумя годами ранее требовала отставки Авереску, выдвигая против него обвинения в коррупции и в насаждении шпионства в армии. теперь же либеральная оппозиция громко вопрошала, почему консерваторы выдвигают Авереску на столь важную должность. полковник Искрицкий писал: «Вся история назначения генерала Авереско показывает, во всяком случае, что нужны были очень серьезные причины военного характера, чтобы и король, и правительство осуществили это назначение, зная несомненно, какой шум оно поднимет в стране» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 7347. л. 8-8об.].

Эти «причины военного характера» заключались, прежде всего, в служебных достоинствах самого нового начальника генштаба. Искрицкий докладывал: «Бригадный генерал Авереско в настоящее время имеет 52 года от роду. Это еще вполне бодрый, моложавый генерал кавалерийской складки. он участник последней русско-турецкой войны, был уже и начальником генерального штаба (здесь Искрицкий допустил неточность; эту должность Авереску ранее не занимал. -В. К), и военным министром (до 1909 года). Это один из немногих наиболее выдающихся и образованных генералов румынской армии, бывший профессор Бухарестской высшей военной школы и бывший военный атташе в Берлине. В армии имеет много приверженцев и еще больше врагов. В России бывал несколько раз (в Киеве, при генерале драгомирове, ярым последователем идей которого он является) и к русским относится скорее доброжелательно […] Во всяком случае, румынское военное министерство в лице генерала Авереско приобрело в настоящее тревожное время опытного, деятельного и толкового начальника генерального штаба» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 7347. л. 6-7].

Русский военный агент справедливо судил о профессиональных способностях Авереску, но, как представляется, сильно упрощал ситуацию, говоря о «скорее доброжелательном» отношении начальника румынского генштаба к России. Именно в период пребывания Авереску на этом посту укрепились и еще более оформились союзнические отношения Румынии и враждебного России блока Центральных держав. В ноябре 1912 г. австрийскому генштабу удалось добиться важных конкретных договоренностей с румынским союзником о совместных операциях в случае войны против России. В ходе поездки в Бухарест Ф. Конрада фон гетцендорфа (в то время инспектора армии габсбургской монархии), им и начальником Большого генштаба Румынии генералом Александру Авереску был подписан меморандум о совместных действиях австро-венгерской и румынской армий в случае войны против России [11. Bd. II. S. 363-364].

да и сам полковник Искрицкий еще в конце 1911 г. из агентурных источников в штабе румынского IV армейского корпуса (Яссы) получал сведения о том, что после вступления Авереску в должность начальника Большого генерального штаба там стали деятельно разрабатывать оперативные планы действий IV корпу-


7 Зотту Василе (1853–1916) – румынский военный деятель, дивизионный генерал, начальник Большого генерального штаба Румынии в 1911 и 1914–1916 гг. под впечатлением от поражений румынской армии в осенней кампании 1916 г. 12 ноября покончил жизнь самоубийством.

35


са на случай вторжения русских войск в Северную молдавию, разрабатывались они совместно с генштабом Австро-Венгрии и при условии участия в боевых действиях австрийского трансильванского XII армейского корпуса совместно с румынскими войсками [7. Ф. 37967. оп. 2. ед. хр. 31. л. 43–43об.].

Во время Второй балканской войны Авереску занимал должность начальника полевого штаба румынской армии, главнокомандующим которой был наследный принц Фердинанд. Как докладывал полковник Искрицкий, все планы сосредоточения и похода румынских войск за дунай, против Болгарии, были и разработаны, и претворены в жизнь при личном участии Авереску, который, по наблюдениям русского военного агента, «работал добросовестно и много» и умел настаивать на своем, несмотря на давнее недоброжелательство к нему в высших правительственных кругах [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 3124. л. 36].

В ту кампанию румынской армии не довелось сразиться с болгарами, однако вся мобилизационная и логистическая часть кампании была осуществлена вполне успешно и заслужила высокую оценку иностранных специалистов [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 3123. л. 16–35; ед. хр. 3118. л. 62–65].

однако сразу же после Второй балканской войны в Румынии пало правительство консерваторов и к власти вернулись либералы во главе с Брэтиану, личным недругом Авереску. последний сразу же был смещен с поста начальника Большого генерального штаба. Как вспоминал Конрад фон гетцендорф, полученное им 10 декабря 1913 г. известие о предстоявшей отставке генерала Авереску явилось для него «новым ударом», поскольку это фактически означало прекращение действия прежних договоренностей. «В нем я нашел верного, рыцарственно мыслящего партнера», – вспоминал о генерале Авереску глава генерального штаба Австро-Венгрии [11. Bd. III. S. 494].

генерал фон гетцендорф, вероятно, сильно бы удивился, если бы ему выпала возможность прочитать донесение полковника занкевича от 5 марта 1909 г., написанное в разгар Боснийского кризиса: «Вчера я зашел к генералу Авереско сообщить о неимении препятствий к назначению капитана хольбана военным агентом в петербурге. “Что Вы скажете, генерал, о политическом положении настоящего времени?” “Разбой, настоящий разбой! – горячо ответил мне генерал Авереско. – Существование маленьких государств зиждется на международных договорах, безнаказанное нарушение их, создавая опасный прецедент, ставит будущее этих государств в зависимость от одной только грубой силы. Как мы можем при таких условиях относиться к поведению Австрии в ее конфликте с Сербией? мне кажется, что Австрия не осмелилась бы вести себя с такою дерзостью, если бы ваши политические деятели в своих официальных выступлениях не заявляли, что Россия не хочет войны и к ней не готова; последнее, как мне представляется, и не верно; одна война, проигранная благодаря особо тяжелым условиям, которые в настоящем случае места иметь не будут, – не может ослабить такую силу, как Россия; если в вашей армии, как и во всякой другой, есть недочеты, они не так существенны”. “мы не хотим войны, но и не боимся ее, генерал”, – сказал я. “Конечно, – ответил генерал Авереско, – тем более что в этой войне вы столкнетесь с противником, который по своим нравственным качествам будет стоять неизмеримо ниже японцев. Не думаю даже, чтобы Австрия могла бы быть существенно поддержана своей союзницей, которая ведь тоже не будет свободна. положение ваше, в случае вооруженного конфликта на западной границе, по моему мнению, чрезвычайно выгодно.

К несчастью, у нас не все правильно понимают обстановку данного момента; да, впрочем, Вы сами знаете, какое ничтожество стоит теперь во главе нашего правительства”, – сказал генерал, намекая на своего личного врага – министра-президента г. Братиано.

“Скажу Вам, полковник, что при всех комбинациях будущего я лично всегда буду на стороне того, кто выступит на защиту международных договоров. если у

36


вас будет война с австрийцами, – искренно и от души желаю Вам разбить их!”» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 800. л. 54–57].

думается, цитированные источники достаточно демонстрируют нам визан-тизм натуры Авереску. если во внутриполитической жизни Румынии он пытался лавировать между либералами и консерваторами, то в вопросах международных отношений он внушал представителям обоих антагонистических лагерей великих держав, что его симпатии всецело на их стороне. подобное лукавство никак нельзя признать образцом «рыцарственного мышления», но с точки зрения государственного и карьерного прагматизма – оно представляется вполне оправданным.

после отставки с поста начальника Большого генерального штаба Авереску получил назначение на должность командира 1-го армейского корпуса, со штабом в Крайове, на западе Румынии. год спустя, в начале 1915 г., новый русский военный агент генштаба полковник Б.А. Семенов характеризовал его следующим образом: «Считается везде и всеми лучшим генералом в румынской армии, и заменить его по уму и личным качествам мог бы только один генерал христеско8. генерал Авереско оставил пост начальника генерального штаба из-за политических причин и не был в хороших отношениях с королем. Известно также, что он не пользуется особыми симпатиями настоящего главы румынского правительства Братиану. Был бы самым подходящим генералом в роли начальника штаба Верховного главнокомандующего. прекрасно говорит по-русски, открыто выражает свои симпатии к России и тройственному соглашению» [7. Ф. 2000. оп. 1. ед. хр. 3091. л. 231]. К тому времени огромное большинство румынского офицерства и генералитета было преисполнено антиавстрийских настроений, и потому не было ничего удивительного в том, что теперь и Авереску, «верный, рыцарственно мыслящий» союзник Конрада фон гетцендорфа, всем демонстрировал русофильство и сочувствие лагерю Антанты.

по оценкам полковника Семенова и всех его предшественников, Авереску был бы лучшим начальником полевого штаба всей действующей румынской армии. однако после вступления Румынии в первую мировую войну этого назначения он так и не получил, возможно, вследствие все той же своей вражды с министром-председателем И. Брэтиану. Вместо этого Авереску был назначен командующим румынской 3-й армией, прикрывавшей дунайскую границу Румынии и добруджу от удара со стороны Болгарии. одновременно он стал командующим группой армий, в которую входили его 3-я армия и смешанная русско-румынская добруджанская армия генерала от инфантерии А.м. зайончковского.

Кампания на дунае и в добрудже осенью 1916 г. закончилась крайне неудачно для Румынии, однако то было следствием не столько полководческой некомпетентности Авереску, сколько общей несостоятельности румынской армии с точки зрения требований современной войны. действия Авереску вызывали острые нарекания со стороны генерала зайончковского. В разговоре по прямому проводу со штабом русского Юго-западного фронта 11 сентября 1916 г. зайончковский жаловался: «Эта переправа у Рахово готовится уже третью неделю и, да простит мне доблестный генерал Авереску, напоминает собою […] иерихонские трубы: он маневрирует против выборного пункта переправы целыми дивизиями, открыто строит к берегу шоссе, делает фундаменты под тяжелые орудия, то есть все то, чтобы показать болгарам, где он хочет переправляться, то есть я вправе сказать, что он совсем не хочет переправляться» [7. Ф. 2067. оп. 1. ед. хр. 405. л. 148].

Речь шла о намеченном большом наступлении 3-й и добруджанской армий против болгаро-германских сил. В итоге все вылилось в заведомо неудачную попытку армии Авереску форсировать дунай у Флэмынды и в безуспешные кро-8 Кристеску Константин (1866–1922) – румынский военный деятель, в 1915 г. – бригадный генерал, помощник начальник Большого генерального штаба Румынии.

37


вопролитные атаки войск зайончковского, так и не получившего обещанную помощь от 3-й армии. «генерала надо прежде провести через нашу школу прапорщиков», - говорил зайончковский, имея в виду не только Авереску, но и весь высший комсостав румынской армии. И продолжал: «Румынскую армию надо взять в наши руки, и она теперь сама дается. Без этого победы на румынском фронте не будет» [7. Ф. 2067. оп. 1. ед. хр. 405. л. 153]. Впрочем, и сам Авереску судил тогда об этом вполне трезво, что делает ему честь. В декабре 1916 г. он писал: «у меня впечатление, что с передачей высшего руководства фактически в руки русских дела пойдут лучше. Кончится дилетантизм, и чувство реальности придет на смену теоретическим метаниям» (цит. по [6. С. 243]). Кстати, тот же зайончковский признавал за Авереску ряд достоинств и полагал возможным сотрудничество с ним, но при соблюдении ряда условий. В письме тогдашнему начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу м.В. Алексееву командующий добруджанской армией писал, что Авереску - «человек высокого благородства, но человек предвзятой идеи и одностороннего взгляда», что «за ним должен был быть строгий надзор со стороны нашей Ставки в отношении планов операции, но не через очки партии Ильеско9, с которым они враги» [7. Ф. 2003. оп. 1. ед. хр. 5/6. л. 10-11].

Впереди генерала Авереску ожидала трудная, но славная и в целом успешная для румынского оружия кампания 1917 г., в которой 2-я армия Авереску добилась выдающихся побед в сражениях при мэрэшти и ойтузе. затем генералу предстояло восхождение к вершинам публичной политики и государственной власти. однако на этом и следующих этапах за будущим румынским маршалом наблюдали уже другие секретные службы, в том числе и Советской России, а военная разведка Российской империи, выполнив отведенные ей историей задачи, канула в прошлое.

Список литературы:

1  Otu P. Mareșalul Alexandru Averescu: militarul, omul politic, legenda. București, 2009.

2  Averescu A. Notițe zilnice din război. București, 1992. Vol. I–II.

3  Averescu A. Operațiile dela Flămânda. [Bucuresti], [1930?].

Stoika A. Activitatea D-lui General Averescu înainte, în timp și după război. București, 1919.

5  Vlădescu M.C. Generalul Averescu: sămănătorul de ofensive. București, 1923.

6  Филиппенко  А. Александру Авереску - румынский маршал из села озерное // Юго-запад. одес-сика. Историко-краеведческий научный альманах. одесса, 2007. Вып. 4.

7  Российский государственный военно-исторический архив (РгВИА).

8  Averescu A. Misiunea mea în Rusia în vara anului 1899. București, 1901.

9  Рябинин-Скляревский А. оккупация Бессарабии Румынией // летопись революции. 1925. № 1 (10).

10  Виноградов В.н. Крестьянское восстание 1907 года в Румынии. м., 1958.

11  Conrad von Hötzendorf F. Aus meiner Dienstzeit 1906-1918. Wien; Leipzig; München, 1922. Bd. II-III.


9 Илиеску думитру – румынский военный деятель, в 1916 г. – бригадный генерал, генеральный секретарь военного министерства, выдвиженец И. Брэтиану.

38