Устав об образовании Бессарабской области

Устав образования Бессарабской области — правовой акт, определивший статус Бессарабии в составе Российской империи в 1818—1828 годах. Иногда называется «Бессарабской конституцией» по аналогии с конституцией Царства Польского.

Указом от 26 мая 1816 г. Александр I объявил высочайшее назначение в область «полномочного Наместника» генерал-губернатора А.Н. Бахметьева, а от министров потребовал не считать «уже более области сей в такой зависимости, в какой внутренние губернии российские от них находятся, кроме министра внутренних дел, которому должно продолжать переписку по поселению сербов, болгар и варшавских колонистов». Министрам поручалось «по своей части передать ему дела», которые прежде поступали в Сенат. Наместнику поручалось на месте оценить ситуацию в нуждах населения и власти и на основании декларированных норм разработать основы управления Бессарабией. Созданный и обсужденный с участием представителей местного общества проект устава образования Бессарабской области был одобрен монархом 29 апреля 1818 года1.

В 23 статьях подробно излагались основные права Верховного совета — высшего распорядительного и законодательного органа, а также высшей судебной инстанции. Бессарабская область находилась в подчинении подольского военного генерал-губернатора. Верховный совет области не подчинялся другим государственным инстанциям. Решение вопросов местного управления выносилось большинством голосов совета. Исполнительную власть осуществляло областное правительство, которым руководил гражданский губернатор. Основные вопросы решались общим собранием правительства, и губернатор должен был ему подчиняться. Все дела в правительстве должны были вестись как на русском, так и на молдавском языке. Молдавский язык сохранялся также в судопроизводстве, богослужении, обучении и т. д. В соответствии с Уставом 1818 г. молдавские бояре были уравнены в правах с русскими дворянами2.

Практически сразу же после введения Устава стала очевидной неэффективность новой системы управления. Российские чиновники, такие как Байков, Ф.Ф. Вигель, считали, что бессарабские бояре, прикрываясь уставом и, ссылаясь на мифические молдавские законы, занимаются только собственным обогащением. Выход они видели во введении общероссийской губернской модели управления, распространении на Бессарабию российских законов и применение русского языка в делопроизводстве3. Новороссийский и бессарабский генерал-губернатор М. С. Воронцов посетил Кишинев с инспекцией и, изучив положение дел на местах, отметил различного рода злоупотребления и несовершенства в управлении областью. В 1824 г. по его инициативе были отменены выборы исправников местным дворянством, а в следующем, 1825 г. упразднены судебные функции Верховного совета4. Несоответствие реального положения дел в Бессарабии и цлей имперского центра привело к отмене устава 1818 года. В начале 1828 г. Николай I утвердил подготовленный при участии Воронцова проект нового устава для Бессарабии: «Учреждение для управления Бессарабской областью» , значительно сократившего автономию Бессарабии.

Литература