История Бессарабии

Пруто-днестровское междуречье до присоединения к России

До присоединения к России территория Пруто-днестровского междуречья в политическом и этнографическом отношении не представляла из себя единого целого. Территория Бессарабии в античности была пограничной между, с одной стороны, дако-фракийскими племенами, с другой, кочевниками украинских степей — скифами, затем сарматами. В VI веке до н. э. здесь возникла греческая колония Тира (у нынешнего города Белгород-Днестровский). В 106 году римский император Траян предпринял поход в южную часть современной Бессарабии — землю живших здесь гетов, покорил её и включил в состав новообразованной провинции Дакии, выстроив Траянов вал, частично сохранившийся. В III веке сюда пришли готы и частью приняли христианство, в конце V в. — авары, потом — болгары (тюркские кочевники), в конце I тыс. — славянские племена уличей и тиверцев; среди их городов был Белгород. После распада Киевского государства эта территория подчинялась Галицкому княжеству. Территория, с другой стороны, постоянно подвергалась набегам со стороны степи: около 900 года ее разоряли венгры, затем печенеги, половцы, монголы и, наконец, ногайцы, обосновавшиеся в Буджаке. В Буджаке вообще господствовали кочевники, кроме коротких промежутков в конце I тысячелетия, когда его заселили болгары (вытесненные около 1000 года печенегами), и затем в XV веке, между упадком Золотой орды и приходом турок. В конце XIII века были основаны первые колонии генуэзцев на низовьях Днестра, и снова оживилась торговля. В середине XIV века Бессарабия вошла в состав Молдавского княжества; тогда же территория, опустошённая татарскими нашествиями, заселяется молдавскими племенами, которые и составляют основную часть населения страны до наших дней. В 1475 году турецкое войско завоевывает Кафу и другие города Южного прибережья, включая Мангуп — столицу Феодоро. Создается турецкая провинция — Кафский санджак, к которому присоединяются завоёванные позже города Северного Причерноморья (Копа, Килия и другие). — В 1503 году, Турция присоединяет южную Бессарабию (Буджак), где строятся крепости Аккерман, Бендеры и Измаил; на севере Бессарабии в Хотинской крепости также сидел турецкий паша, который управлял округом — «Хотинская райя». Однако, территория Бессарабии в целом, продолжала входить в состав Молдавского княжества. Через Бессарабию пролегала сухопутная дорога из России в Турцию. С 1711 под 1812 годы Бессарабия пять раз оккупировалась русскими войсками, пока наконец не была присоединена к России по Бухарестскому договору 1812 года.

Русско-турецкая война 1806—1812 и присоединение Бессарабии к России

Военные действия

Итоги войны

Итогом Русско-турецкой войны стал Бухарестский мирный договор 1812 года договор между Российской и Османской империей. Договор был подписан 16 (28) мая 1812 года в Бухаресте со стороны России главным уполномоченным Михаилом Илларионовичем Кутузовым, со стороны Турции Ахмедом-пашой.

Переговоры о мире были начаты ещё в октябре 1811 года в Журжеве, после поражения главных сил Турции под Рущуком ( сегодня г. Русе, Болгария )и окружения их большей части у Слободзеи. Уполномоченный султана Галиб-эфенди, а также английские и французские дипломаты стремились всеми возможными способами затянуть переговоры, однако Кутузов добился завершения их за месяц до начала нашествия Наполеона на Россию. Благодаря этому договору была обеспечена безопасность юго-западных границ России, и Турция уже не могла принять участие в походе Наполеона против России. Это была крупная военная и дипломатическая победа, улучшившая стратегическую обстановку для России к началу Отечественной войны 1812 года. Дунайская армия могла быть переброшена для усиления войск, прикрывавших западные границы России. Турция также вышла из союза с Францией.

Бухарестский мирный договор состоял из 16 гласных и двух секретных статей. Согласно четвёртой статье Порта уступала России восточную часть Молдавского княжества — территорию Пруто-Днестровского междуречья, которая позже стала называться Бессарабией. Остальная часть княжества осталась под турецким господством. Граница между Россией и Портой была установлена по реке Прут.

Россия впервые получила морские базы на Кавказском побережье Чёрного моря. Также Бухарестский договор обеспечивал привилегии Дунайских княжеств и внутреннее самоуправление Сербии, положившее начало её полной независимости. Основные положения договора были подтверждены 25 сентября (7 октября) 1826 года Аккерманской конвенцией.

После заключения Бухарестского мира был издан манифест о выводе войск из запрутской Молдавии и закреплении права на распоряжение имуществом сроком на один год, в течение которого жители с обоих берегов Прута могли свободно переселяться по собственному желанию на турецкую и русскую территорию и продавать свою собственность. В этот год последовало много продаж и обменов поместий.

Бессарабия в первой половине XIX века

Управление Окраиной в 1812—1818 гг. Попытки кодификации местных законов

Сразу же после присоединения Бессарабии к Российской империи встал вопрос об ее административном устройстве. Проект временного управления Бессарабией был подготовлен в 1812 г. видным русским дипломатом, знакомым с местными особенностями, И. Каподистрией и одобрен Сенатом в феврале 1813 г. Главой временного правительства и первым гражданским губернатором был назначен С. Стурдза, молдавский боярин, переселившийся в Россию после Ясского мира 1791 года1 По временным правилам местное население освобождалось от всех налогов и военной повинности сроком на 3 года; жителям даровались «их законы», а делопроизводство должно было вестись на русском и молдавском языках.

Однако, практически сразу после введения временных правил и управления по «местным обычаям» проявился конфликт между бессарабской элитой и представителями имперской администрации. Последние вообще ставили под сомнение существование в Молдавии писаных законов и видели в действиях бояр лишь самоуправство2.

Для прояснения ситуации в мае 1815 г. в Бессарабию был послан чиновник МИДа П.П. Свиньин, задачей которого был сбор информации о географии и населении вновь приобретенной окраины. Но главной целью изысканий Свиньина было выявление наличия или отсутствия местного законодательства и по возможности его кодификация. Результатом его деятельности стала работа «Описание Бессарабской области». По всей вероятности, Свиньину все же удалось найти общий язык с боярами — его вывод о наличии законов был положительным. Он писал: «Весьма несправедливо было бы утверждать, что Молдавия не имеет своих законов... народ имеет законы положительные, клонящиеся к благу общества и основанные на обычаях и правах местных». Злоупотреблениях бояр, из-за которых собственно и возникли сомнения в наличие законов, Свиньин объяснял «духом турецкого деспотизма». Далее он приводит в качестве доказательства перечень хрисовулов и фирманов молдавских господарей, а также ссылается на действие «юстиниановых законов», введенных господарем Александром Добрым в XV веке3.

«Бессарабская автономия» 1818—1828

В Петербурге аргументы Свиньина, по всей вероятности, сочли убедительными. В 1816 г. Александр I подтвердил свое намерение предоставить Бессарабии автономный статус и уже в 1818 г. вступил в силу «Устав об образовании Бессарабской области». Согласно новому законодательству, «Бессарабская Область сохраняет свой народный состав, и в следствие сего, получает и особый образ управления... Производство по делам уголовным и следственным имеет быть на Русском и Молдавском языках, а именно: 1. Допросы обвиняемых Молдавских уроженцев будут производиться на природном их языке, т.е. на Молдавском, а протокол будет сочиняем по Русски и по Молдавски. 2. Решительные приговоры, по надлежащем их утверждении, читаны будут подсудимым на языке Молдавском; и 3) Члены Уголовного Суда, встречая затруднение в изложении мнения их Русским языком, пользуются правом писать оное на природном своем Молдавском»4. По уставу 1818 г. в Бессарабии вводился законосовещательный орган — Верховный Совет, состоящий в основном из местной аристократии.

Административная русификация второй трети XIX века

Практически сразу же после введения «Устава» стала очевидной неэффективность новой системы управления. Так, из 200 дел, поступавших ежегодно на рассмотрение в Верховный Совет, решалось не больше тринадцати; коррупция в судах была обычным явлением5. Российские чиновники, такие как Байков, Ф.Ф. Вигель, считали, что бессарабские бояре, прикрываясь уставом и, ссылаясь на мифические молдавские законы, занимаются только собственным обогащением. Выход они видели во введении общероссийской губернской модели управления, распространении на Бессарабию российских законов и применение русского языка в делопроизводстве6.

Особенно последовательным сторонником унификации управления Бессарабии и отмены автономии был М. С. Воронцов. Он посетил Кишинев с инспекцией и, изучив положение дел на местах, отметил различного рода злоупотребления и несовершенства в управлении областью. В 1824 г. по его инициативе были отменены выборы исправников местным дворянством, а в следующем, 1825 г. упразднены судебные функции Верховного совета7.

В начале 1828 г .Николай I утвердил подготовленный при участии Воронцова проект нового устава для Бессарабии. «Учреждение для управления Бессарабской областью», существенно отличалось от Устава 1818 г. Его особенностью было то, что новый устав резко усилил принципы централизации и практически полностью отменил всякую коллегиальность. Верховный совет Бессарабской области был преобразован в областной совет, который имел лишь совещательный голос при генерал-губернаторе. Если в Верховном совете преобладали выборные представители от местного дворянства, то в областном совете за исключением предводителя дворянства все остальные члены назначались8.

Положение 1828 г. делало необязательным использование молдавского языка в делопроизводстве. Однако из-за незнания русского местным населением в 1835 г. молдавский временно возвращается в делопроизводство на семилетний срок — на молдавском разрешалось подавать жалобы и прошения.

Население Бессарабии: этнический состав и численность

См. также: Этнические группы Бессарабии

Вопрос об этническом составе населения Бессарабии на момент ее присоединения к Российской империи остается спорным. Существует целый ряд данных статистического характера как относительно численности населения Бессарабии, так и по этническому составу. Эти данные в значительной степени разнятся, что было обусловлено, с одной стороны, несовершенством учета, так и определенными целями, преследуемыми авторами переписей и отчетов.

По данным переписи, проведенной в трех городах Буджака и Хотине (на тот момент формально все еще находившихся в составе Османской империи) Молдавским Диваном в 1808 г., молдаване составляли подавляющее большинство в Килие, чуть более половины всех жителей Бендер и Аккермана, и лишь немного уступали евреям в Хотине. Всего из 1791 семьи, затронутых этой переписью, 1027 были молдаванами9. Учитывая то, что эта перепись проводилась в тех районах пруто-днестровского междуречья, которые не принадлежали непосредственно Молдавскому княжеству, можно предположить, что доля молдаван на территории самого княжества была по крайней мере не меньшей.

Источники, принадлежащие российским авторам, сильно разнятся в оценках. Согласно отчету, составленному по поручению адмирала Чичагова 23 июля 1812, в Бессарабии проживало 41160 семей или порядка 240 тысяч жителей. По данным другого источника, опубликованного Скальковским, в 1813 насчитывалось 55560 семей (340000 тыс. жителей)10.

В 1816 г. была проведена первая официальная ревизия населения Бессарабии, которая выявила в области 96256 семей или около 480000 жителей. По этнической принадлежности 86 % населения составляли молдаване, 6,5 процентов приходилось на малороссов (русинов), 4,2 — на евреев11.

В первой половине XIX в. население Бессарабской области увеличилось почти в четыре раза и составило в 1859 г. 941,1 тыс. человек. Заметно возросла доля городского населения (с 43 тыс. до 196 тыс.). На долю иммиграции приходилось примерно 39 % общего прироста населения. Этнический состав населения также менялся в течении первых 50 лет русского господства. В 1859 г. в области насчитывалось 54,9 % молдаван; 19,4 % украинцев; русских — 3,7 %; евреев — 7,9 %; немцев — 2,3 %; болгар и гагаузов — 8 %12.

Колонизация в Бессарабии

Колонии задунайских переселенцев в Бессарабии

Колонии задунайских переселенцев в Бессарабии

Важной вехой в истории Бессарабии стала колонизация края, проводимая в первой половине XIX в. и затронувшая прежде всего юг окраины (Буджак).

Первые попытки манипуляций с местными этническими группами проявились еще до официального присоединения Бессарабии. Так, во время Русско-турецкой войны (1806-1812гг.) из южных районов было практически полностью выселено мусульманское, преимущественно тюркоязычное население13.

Больше всего колонистов, переселившихся в Бессарабию в первой половине XIX века, составляли немцы и болгары. В 1814 г. из Варшавского княжества было переселено в Буджак 1443 немецких семей. Следующая волна колонизации пришлась на 1816-1817 годы14. Наконец, в 1833-1842 имели место массовые переселения немцев из Вюртемберга. По бессарабским законам немецкие колонисты пользовались налоговыми льготами, колонисты освобождались от военной службы на 50 лет с момента поселения15.

Всего в период между 1814 и 1846 гг. в Бессарабской области было основано 24 колонии. На 1861 г. в Бессарабии насчитывалось 24159 немецких колонистов, проживавших в 24 селах (колониях). Немцы пользовались своеобразным самоуправлением. Все немецкие поселения были разделены на три округа. Управление колониями осуществлялось через центральную администрацию немецких колоний, находившуюся в селе Тарутино16.

В 1810 — 1820-х гг. в Бессарабию из Османской империи массово переселялись болгары и гагаузы. Больше всего поселенцев прибыло в начале 20-х гг. Всего было основано 42 колонии с населением чуть более 24 тыс. жителей. Российское правительство предоставило болгарским переселенцам 557608 десятин земли. Число болгар в Бессарабии заметно увеличилось в связи с переселениями после Русско-турецкой войны (1828 — 1829) и Крымской Войны (1853 — 1856).

Осуществлялась также и великорусская колонизация. Так, в 1823 г. по приказу новороссийского генерал-губернатора М.С. Воронцова, последовательного сторонника скорейшей интеграции области в общеимперское пространство, в Бессарабию было переселено 20000 государственных крестьян, закрепившихся на юге области и получивших в общей сложности 284 тыс. десятин земли17.

Помимо вышеназванных групп в Бессарабии в первой половине XIX в. поселялись греки, армяне, албанцы, швейцарцы, евреи и малороссы.

Пореформенная Бессарабия

Бессарабия в начала XX века

Экономика

Основной отраслью экономики в начале XX века оставалось сельское хозяйство, которое имело ярко выраженное зерновое направление. Зерновые культуры в крае составляли в начале XX в. 96% общей посевной площади. Занимая лишь 0,21% территории царской России, Бессарабская губерния производила 3% основных зерновых хлебов страны. Важной отраслью сельского хозяйства оставалось животноводство. В 1905 г. в Бессарабии содержалось 377 тыс. лошадей, 583 тыс. голов крупного рогатого скота, 303 тыс. свиней и 1454 тыс. овец.

Большое развитие в крае получили виноградарство, садоводство и табаководство. В 1900 г. под виноградниками находились 74 тыс. га. В 1900- 1904 гг. в среднем производилось 7 млн. ведер вина в год. Бессарабия вышла на первое место в России по площади виноградников, сбору винограда и производству вина.

Наиболее плодородными землями в Молдавии владели помещики, монастыри и государство. В 1905 г. им принадлежало 51,4% лучших земель. Многие помещики и другие крупные частные владельцы из числа купивших землю коммерсантов, зажиточных мещан, разбогатевших крестьян вели капиталистическое хозяйство с широким применением наемного труда, сельскохозяйственных машин и достижений агротехники.

Результатом развития капитализма в сельском хозяйстве края было усиление имущественного расслоения крестьянства. В начале XX в. почти четвертая часть крестьянских хозяйств была безземельной, а около 2/5 крестьянских дворов, имея надел до 5 десятин, являлись малоземельными. Численность сельскохозяйственных пролетариев в Молдавии в начале XX в. достигала почти 190 тыс. человек, из которых более 100 тыс. были из числа местных крестьян и 85 тыс. — пришлыми из других губерний.

Значительное место в экономике края в начале XX в. стала занимать промышленность. Среднее соотношение валовых объемов производства промышленности (фабрично-заводской и ремесленно-кустарной) и сельского хозяйства составило примерно 1:3. В главных отраслях промышленности (фабрично-заводской и ремесленно-кустарной) основательно утверждается фабрично-заводское производство. Его объемы возросли с 14,3 млн. руб. в 1900-1903 гг. до 26,4 млн. к 1914 г. Валовая продукция ремесленного и кустарного производства на начало XX в. равнялась 13,2 млн. руб. И все же промышленность была слаборазвитой отраслью экономики. Фабрично-заводские формы занимали небольшой удельный вес, количественное преобладание оставалось за предприятиями мануфактурного и ремесленного типа.

В 1902 г. в Бессарабии находились 127 крупных по тому времени предприятий, на которых было занято 3,4 тыс. рабочих, в 1907 г. — 115 предприятий с таким же количеством рабочих. Из наиболее крупных отраслей промышленного производства заметный подъем переживали мукомольная и пивоваренная, слабее развивались спирто-водочная, коньячная и сахарорафинадная. Функционировали также фабрично-заводские предприятия кожевенной, деревообрабатывающей, полиграфической, кирпично-черепичной и металлообрабатывающей промышленности. Острая конкуренция со стороны российских промышленных корпораций привела в упадок бессарабскую табачную отрасль с ее полуремесленным производством. В промышленность, как и в экономику края, шло проникновение иностранного капитала. Бельгийское анонимное общество владело в Кишиневе трамвайным транспортом и механическим заводом. Германский подданный был собственником крупного сахарного производства в Рыбнице. Ланге и Кольвейт владели в Кишиневе механическим, меднолитейным, гончарно-изразцовым и кирпично-черепичным заводами.

В начале XX в. в крае продолжала успешно развиваться торговля. Молдавия поставляла на общероссийский и заграничные рынки зерно, скот, табак, сахарную свеклу, рыбу, шерсть и др. Ввозились металл, станки, земледельческие орудия и т.п. В экспортных операциях в крае сильные позиции занимали фирмы Петербурга, Одессы, Галаца и других центров, которые оказывали влияние на цены. В противовес им местные предприниматели с целью повышения конкурентоспособности своих товаров объединились в специализированные акционерные компании, сбытовые кооперативы (общества), ссудо-сберегательные и кредитные товарищества 18.

Молдо-румынское национальное движение

На протяжении второй половины XIX века националистические идеи исповедовались в Бессарабии преимущественно отдельными лицами. Первой организованной группой, которая может претендовать на статус националистической организации было Дерптское землячество

В сентябре 1905 г. группа бояр и интеллигентов, во главе с П. Дическу основывает в Кишиневе Бессарабское Молдавское общество содействия народному образованию и изучению родного края. Не желая войти в конфликт с властями, руководство Общества принимает умеренную программу, которая не соответствует патриотическим порывам молодежи, вернувшейся с обучения. Существовали разногласия и по вопросу основных социальных реформ, к которым стремилось молодое поколение, но которые не были приняты боярами. Поэтому последние отказались внести финансовый вклад в дело продвижения более широкой и радикальной пропагандистской программы, предложенной бывшими студентами.

Начало первой русской революции и либерализация общественной жизни в Российской империи позволили бессарабским интеллектуалам организовать в 1906 году издание молдавской газеты «Basarabia». Финансирование газеты производилось как на деньги местных деятелей, так и за счет помощи бессарабских эмигрантов в Румынии. Особую роль сыграл видный румынский политический деятель, также эмигрантского происхождения, Константин Стере.

В вопросе о национальной идентичности бессарабских молдаван большинство членов «кружка Басарабии» разделяло идею об их принадлежности к «большой румынской нации». «Воскрешение» национальной жизни и выход из того состояния культурного вакуума, в котором оказался «бессарабский народ», виделся бессарабскими интеллектуалами в возможности приобщения к развитой румынской культуре. Следование запрутской модели национализма становится общим местом для «группы Басарабии». Часть бессарабских националистов (например, А. Матеевич, Г. Стырча) акцентировала внимание на внутрибессарабской проблематике и не очень активно интересовалась запрутскими делами. Их можно скорее охарактеризовать как регионалистов. Между двумя этими группами не существовало ярко выраженной границы – регионализм не означал особого молдавского национализма и не исключал возможности осуществления панрумынского проекта.

В 12-ом номере газеты была опубликована программа «кружка Басарабии», которая в общем виде сводилась к четырем пунктам: «Автономия (т.е. самоуправление). Румынский язык и культура. Полные гражданские права для Бессарабии. Земля для бессарабских крестьян». См. статью Basarabia.

Молдавские националисты принимали активное участие в кампаниях по выборам в Государственную думу. Однако, им так и не удалось провести ни одного своего кандидата. Крестьянские массы, которым в первую очередь была адресована газета «Basarabia» оставались глухи к призывам националистов и на выборах различных уровней с завидной регулярностью отдавали предпочтение представителям правых партий.

Буквально сразу после выхода первых номеров «Басарабия» была атакована на страницах газеты П. Крушевана «Друг». Основной мишенью Крушевана стали аграрная и политическая составляющие программы «Басарабии». Кроме того, Крушеван называл газету «сепаратистской» и выступал против национальных требований, как, например, введение преподавания на молдавском языке, которое, по его мнению «не имело никакой пользы». Другим вызовом, с которым столкнулись националисты из «Басарабии» стало появление в начале 1907 г. второй румыноязычной газеты «Молдованул» (Молдаванин). Ее редактором и автором большинства статей был Георгий Мадан.

Газета «Молдованул» стала ответом властей на националистические и революционные вызовы «Басарабии». Культурная программа «Басарабии», равно как панрумынистское прочтение идентичности бессарабских молдаван, не вызывали отторжения со стороны Мадана, несмотря на то, что одной из основных целей газеты была борьба с «румынофильским» сепаратизмом. Однако в отношении политической программы «кружка Басарабии» Мадан казался непримиримым. В его интерпретации, «Basarabia» представляла собой «мерзкую газету», состоявшую из сепаратистов, которая распространяла среди населения губернии неправду. Мадан писал: «люди добрые... защищайтесь от этой газеты как от чумы. Она многих сводит с ума». Истинными друзьями молдавского народа Мадан называл членов «Союза русского народа».

По мере спада революционных настроений, как на губернском, так и на общеимперском уровне, власти осознали неэффективность борьбы с националистами с помощью «Молдованул» и в марте 1907 г. «Basarabia» была запрещена в административном порядке.

После закрытия «Басарабии» местные национальные активисты попытались издавать новые газеты национальной направленности, но более умеренные по содержанию. Так, в конце марта появляется издание «Basarabia reînnoită» («Обновленная Бессарабия»), а в апреле 1907 г. - «Viața Basarabiei» («Бессарабская жизнь») Алексиса Ноура. Однако эти газеты не просуществовали долго и вскоре перестали выходить. С ликвидацией газет, как «центра притяжения», национальное движение сошло на нет и, вплоть до Первой мировой войны, отмечались лишь спорадические выступления национальных агитаторов.

Редакция «Молдованул» вскоре после исчезновения основного «конкурента» отошла от политической борьбы, полностью сконцентрировавшись на культурно-просветительской проблематике. На ее страницах активно публиковались умеренные националисты из «Молдавского общества» Дическула. По сути, «Молдованул» вплоть до его закрытия 15 октября 1908 г. выполнял роль неофициального печатного органа общества19.

Деятельность правых партий и «еврейский вопрос»

Кишиневский погром 1903 года.

Празднование столетия присоединения Бессарабии к России

Бессарабия в годы Первой мировой войны

Революция 1917 года в Бессарабии

Литература

  • 1. Гроссул В.Я. Система управления Молдавии в составе России... // Национальные окраины Российской империи: становление и развитие системы управления. М., 1997. С. 173
  • 2. Историческая память и конструирование региона после присоединения к империи: особая форма правления в Бессарабии в 1812 -1828 гг. // AbImperio, № 3, 2004. С. 151.
  • 3. Свиньин. Описание Бессарабской области // Записки Одесского Общества Истории и Древностей”, 1867, Т. VI.
  • 4. Полное собрание законов Российской империи. Том 35. СПб., 1830. С. 226.
  • 5. Таки В. Историческая память и конструирование региона после присоединения к империи... С. 170.
  • 6. Taki V. Russia on the Danube: imperial expansion and political reform in Moldavia and Walachia, 1812 — 1834. Budapest, 2007. ch 3. Administrative assimilation of Bessarabia and the contemporary debates on the «constitutionalism».
  • 7. Гросул В.Я. Система управления Молдавии в составе России... С. 175.
  • 8. Система управления Молдавии в составе России... С. 176.
  • 9. Ciobanu Șt. Basarabia: populația, istoria, cultura. Chișinău, 1992. P. 24.
  • 10. Arbore-Rali Z. Basarabia în secolul al XIX-lea. București, 1898. P. 91
  • 11. Ciobanu. Basarabia... P.24-25.
  • 12. История Республики Молдова с древнейших времен до наших дней. Кишинев, 2002. СС. 114—115.
  • 13. Гроссул В.Я. Система управления Молдавии в составе России... С. 170.
  • 14. Arbure Z.C. Basarabia în secolul al XIX-lea. P. 92-93.
  • 15. Arbure Z.C. Basarabia în secolul al XIX-lea. P. 104.
  • 16. Arbure Z.C. Basarabia în secolul al XIX-lea. P. 103.
  • 17. Moraru A. Istroria românilor. 1812 — 1994. Basarabia și Transnistria. Chișinău, 1995. PP. 20 - 22.
  • 18. История Республики Молдова... СС. 157—159.
  • 19. Бессарабия в составе Российской империи. М.: НЛО, 2012.