Алексис Ноур

Алексис Ноур

Алексис Ноур

Але́ксис Но́ур (Алексей Василиевич Ноур, Alexe Nour, Alexis Nour) (1877—1939) — румынский и бессарабский журналист, эссеист, общественный деятель, известный как сторонник объединения Бессарабии и Румынии, критик Российской империи. Колеблясь между социализмом и русским национализмом, он был известен как основатель газеты «Viața Basarabiei». В конечном итоге присоединившийся к левому крылу румынского культурного национализма или попоранизму, Ноур долгое время был корреспондентом попоранистского издания «Viața Românească». Объявив о своем конфликте с русскими властями, он обосновывается в Румынском королевстве, где открыто присоединяется к группе «Viața Românească»

Во время Первой мировой войны, Ноур агитирует против какого-либо союза Румынии с Россией. Он выделяется среди «германофилов» и местных сторонников «Центральных держав», агитируя за военное наступление в Бессарабию и аннексию Транснистрии. Эта воинственная позиция будет оттенена подозрениями, что Ноур был шпионом русской секретной службы, «Охранки».

В межвоенный период Ноур получил дополнительную известность как защитник прав человека, земельной реформы, избирательных прав для женщин и эмансипации евреев. В последнее десятилетие своей жизни Ноур также дебютировал в качестве новеллиста, но не добился заметного успеха. Его занятия тракологией были скептически встречены академическим сообществом.

Биография

Ранняя деятельность

Страница газеты «Вьяца Басарабией»

Страница газеты «Вьяца Басарабией»

Алексис Ноур провел детство в Киеве, где учился в колледже Павла Галагана. Известно, что он изучал филологию в Киевском университете, где присоединился к подпольному кружку эсеров. 23 июня 1903 г. в Кишиневе, был арестован в связи с революционной деятельностью. В августе 1903 г., после освобождения, проходил свидетелем по делу местной группы РСДРП.

Румынский язык не был родным для Ноура. Для его изучения он отправляется в 1906 г. в Румынию1.

После революции 1905 года Ноур меняет свою политическую ориентацию и присоединяется к кишиневскому отделению Конституционно-демократической партии. В тоже время он становится корреспондентом прокадетской газеты «Бессарабская Жизнь», членом правления бессарабского отдела партии кадетов и частным помощником местного партийного лидера Леопольда Сицинского2. Однако, вскоре его исключили из кадетской партии (по слухам из-за того, что присвоил себе партийные деньги) и он присоединяется к молдавскому националистическому движению3.

В 1906 г. Ноур печатался в румыноязычной газете «Basarabia». После ее закрытия, он основывает собственную газету «Viața Basarabiei», получившей известность за отказ от кириллицы в пользу латинского алфавита с целью сделать ее доступной читателям за пределами Бессарабии; упрощенная «народная» версия газеты была доступна в качестве приложения4. Как позднее свидетельствовал Пан Халиппа, Ноур пытался имитировать программу «Басарабии» в части народного образования на румынском языке, конечной целью которого выступала этническая эмансипация5. Однако, вышло всего 6 номеров, после чего она прекратила существование.

Между «Viața Românească» и «Другом»

В то же время, Ноур становится региональным корреспондентом Viața Românească, румынского журнала, публиковавшегося группой левых писателей и общественных деятелей. С 1907 по 1916 год (с перерывом в 1909—1913 гг.), его колонка «Scrisori din Basarabia» («Письма из Бессарабии») была основным источником бессарабских новостей для прессы по ту сторону границы с Россией6.

Ноур ставил под сомнение национальные чувства землевладельческой элиты Бессарабии, которая была в значительной степени интегрирована в русское дворянство и служила имперским интересам7. В декабре 1908 года, он сообщил, с энтузиазмом, что бессарабское православное духовенство поддержало использование румынского («молдавского») языка в своих религиозных школах и периодических изданиях. Эта мера, как отмечал Ноур, обеспечила официальный статус родному языку в соответствии с его ранними усилиями во «Viața Basarabia»8.

Кроме того, статьи Ноур во «Viața Românească» сыграли свою роль в разоблачении его бывшего коллеги-журналиста Георгия Мадана, недавно назначенного цензором румынской литературы в Российской империи, как русского шпиона в Бессарабии и Румынии9. Более поздние исследования в архивах специального корпуса жандармов, позволили идентифицировать Мадана как информатора, который предоставлял имперским властям отчеты о восприятии румынских событий в Румынии. Однако, румынская начала дистанцироваться от Ноура, даже до 1910 года. Как утверждал Ион Пеливан, публицист жил далеко не по средствам, что вызвало подозрения в том, что он получает платежи от русских властей10.

В период между 1910 и 1911 годами Алексис Ноур был издателем собственной русскоязычной газеты «Бессарабец». Газета выходила небольшим тиражом и полностью финансировалась на деньги местного магната Василия Строеску11. Собственный литературный вклад Ноура включал переводы из русской классики. Один из этих переводов из Льва Толстого, датируемый примерно 1909 годом, был одной из немногих книг на румынском языке, увидивших свет в Бессарабской губернии до Первой мировой войны12.

Когда«Бессарабец» перестал выходить, Ноур вновь начинает сотрудничать с «Бессарабской жизнью», а в конечном итоге переходит в газету крайне правую монархическую газету «Друг». Ноур становится ее секретарем-издателем и даже вступает в «Союз русского народа». Впрочем, с приходом Ноура газета заметно «левеет». Вместе с другими членами редколегии он ввязывается в скандальную историю. Самого Ноура подозревали в шантаже Дмитрия Крупенского и Романа Долива-Добровского, предводителей соответственно бендерского и оргеевского дворянства. После скандала Ноур уезжает в Киев, а затем вообще покидает Россию. Проведя некоторое время в Германии, он возвращается в Румынию и при содействии Константина Стере записывается студентом Ясского университета13.

Германофилия и приднестровская этнография

Бессарабия. Этнографическая карта, составленная А. Нуром

Бессарабия. Этнографическая карта, составленная А. Нуром

Во время Первой мировой войны Ноур активно сотрудничал с Viața Românească. Как и другие попоранисты, он агитировал за присоединение Румынии к Центральным державам, настаивая на войне с Россией за «освобождение» Бессарабии14. Он шел дальше своих коллег, размышляя об общности интересов румын и русинов (украинцев), эмансипации Украины, присоединении Бессарабии и, в этом контексте, об инкорпорации Транснистрии в состав Румынии (с новой границей по Южному Бугу)15.

Последнее требование не имело прецедентов в истории румынского национализма. Ноур по сути ввел в политический лексикон сам термин Транснистрия и производное прилагательное заднестровцы (transnistreni)16. Ноур настаивал, что существует более миллиона заднестровских румын.

В 1915 году Ноур разработал и опубликовал в Бухаресте этнографическую карту Бессарабии в масштабе 1:450000, созданную по картографической модели, впервые использованной Жигмондом Батки в его этнографической карте «Земли короны святого Иштвана» и позднее адаптированной к Балканам Йованом Цвиичем. На карте Ноура регионы изображались как объединенные единицы, представленные в виде круговых диаграмм с различными национальностями17. Большинство (2 из 3 миллионов) представляли румыны, с пометкой, что их местное название - молдаване. Кроме Бессарабии, карта Ноура заявляла претензии на заднестровских румын18.

В это же время Ноур пропагандировал свои идеи за пределами попоранистского клуба, став сотрудником неофициальных изданий Консервативной партии, таких как пробессарабская и атироссийская газета Петре Карпа «Молдова», и германофильском ежедневнике «Seara» (Вечер)19. Бессарабский журналист утверждал, что вопрос черноморских проливов будет решен, румынское господство над Констанцей и Одессой создаст коммерческое процветание и Румынии, как великой державе, позволят участвовать в разделе британской, французской и бельгийской колониальных империй20.

Скандал 1918 года

Вскоре после революции стали доступны архивы специального жандармского корпуса. Рассекреченные документы подтвердили слухи о том, что Ноур сотрудничал с российскими властями. Это привело к тому, что многие бессарабские друзья и соратники Ноура отвернулись от него. Однако, в апреле 1918 года он совершает рискованную поездку в Кишинев на празднование голосования за присоединение Бессарабии к Румынии. Бывшие друзья заклеймили его позором на встрече лидеров унионистов с премьер-министром Румынии А. Маргиломаном. И только вмешательство премьер-министра Молдавской Демократической Республики Петре Казаку спасло Ноура от линчевания21.

Последние годы

В межвоенные годы Алексис Ноур концентрируется на правозащитной и профеминистской деятельности. В статьях, опубликованных в феминистском издании «Acțiunea feministă» (Феминистское действие), он объясняет, что борьба за права женщин неразрывно связанна с борьбой за права человека в целом22.

Также он пытается заниматься литературной деятельностью, завершая новеллу «Маска Бетховена», опубликованную в «Convorbiri literare» в 1929 году. Одним из его последних проектов стало участие в написании коллективного произведения «Stafiile dragostei. Romanul celor patru» (Призраки любви. Роман четырех) в соавторстве с известными новеллистами Александру Билчуреску и Сэрманулом Клопштоком, а также коммунистом И. Гликсманом, известным как Доктор Игрек. Писательская деятельность Ноура не получила поддержки у критиков. Корнел Унгуряну писал, что «в 1930-е все писали новеллы в эпистолярном жанре и сентиментальные дневники, но худшими были написанные Алексисом Ноуром»23

В последние годы Ноур проявил интерес к Преистории Восточной Европы и доримской Дакии. Две его последние работы были опубликованы посмертно, в 1941 году. Одна из этих работ была повещена культу Замлоксиса. Другая обращалась к палеобалканской мифологии, и в частности вкладу древних даков и гетов в румынский фольклор. Книга стала сополучателем премии Василе Пырвана Румынской Академии41. Это решение было встречено с негодованием археологом Константином Диаковеску, который считал книгу Ноура недостойной внимания,беспорядочным набором цитат из "хороших и плохих" авторов, без глубокого понимания их смысла24.

Литература

  • Lucian Boia, "Germanofilii". Elita intelectuală românească în anii Primului Război Mondial, București: Humanitas, 2010;
  • Iurie Colesnic. Basarabia necunoscută. Vol II. Chișinău, 1997. PP. 78—85;
  • Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, PP.30-31;
  • Gheorghe Negru, "Gheorghe Madan – agent al Imperiului Rus", in the University of Bucharest Faculty of Journalism's Revista Română de Jurnalism şi Comunicare, Nr.4/2008, PP. 69-79;
  • Lidia Kulikovski, Margarita Şcelcikova (eds.), [http://www.hasdeu.md/ro/ebibl/poslednij.pdf Presa basarabeană de la începuturi pînă în anul 1957. Catalog;
  • Ioan Lăcustă, "Basarabia, numărul neştiut", in Magazin Istoric, April 2007, PP.55-58

Примечания

  • 1. Iurie Colesnic. Basarabia necunoscută. Vol II. Chișinău, 1997. PP. 79—80
  • 2. Calendar Naţional 2008. Alte aniversări, National Library of Moldova, Chişinău, 2008, p.455
  • 3. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 30.
  • 4. Lidia Kulikovski, Margarita Şcelcikova (eds.), Presa basarabeană de la începuturi pînă în anul 1957. Catalog, at the B. P. Hasdeu Municipal Library of Chişinău; retrieved January 26, 2011. P. 225
  • 5. Ion Şpac, "Pantelimon Halippa – fondator şi manager al ziarului şi revistei Viaţa Basarabiei", in Literatura şi Arta, November 13, 2008, p.3
  • 6. Calendar Naţional 2008. Alte aniversări, National Library of Moldova, Chişinău, 2008, p.455
  • 7. Catherine Durandin, "Moldova în trei dimensiuni]", in Revista Sud-Est, Nr. 2/2007
  • 8. Gheorghe Negru, "Gheorghe Madan – agent al Imperiului Rus", in the University of Bucharest Faculty of Journalism's Revista Română de Jurnalism şi Comunicare, Nr.4/2008, p. 75—76.
  • 9. Gheorghe Negru, "Gheorghe Madan – agent al Imperiului Rus", in the University of Bucharest Faculty of Journalism's Revista Română de Jurnalism şi Comunicare, Nr.4/2008, p. 73—74.
  • 10. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 30.
  • 11. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 30.
  • 12. Silvia Grossu, Gheorghe Palade, "Presa din Basarabia în contextul socio-cultural de la începuturile ei pînă în 1957", in Kulikovski & Şcelcikova, p.15
  • 13. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 31.
  • 14. Lucian Boia, "Germanofilii". Elita intelectuală românească în anii Primului Război Mondial, Humanitas, Bucharest, 2010. P.99-101
  • 15. Lucian Boia, "Germanofilii". Elita intelectuală românească în anii Primului Război Mondial, Humanitas, Bucharest, 2010. P.100-101
  • 16. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 30.
  • 17. Emmanuel de Martonne, "Essai de carte ethnographique des pays roumains", in Annales de Géographie, Vol. XXIX, Nr. 158, March 15, 1920, p. 84-86
  • 18. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 31.
  • 19. Ion Agrigoroaiei, "Petre P. Carp şi ziarul Moldova", in Revista Română (ASTRA), Nr. 3/2006
  • 20. Lucian Boia, "Germanofilii". Elita intelectuală românească în anii Primului Război Mondial, Humanitas, Bucharest, 2010. P.259
  • 21. Ion Constantin, "Alexis Nour, agent al Ohranei", in Magazin Istoric, September 2011, P. 31.
  • 22. Oana Băluţă, "Feminine/feministe. Din mişcarea feministă interbelică", in Observator Cultural, Nr. 233, August 2004.
  • 23. Cornel Ungureanu, "Mircea Eliade şi semnele literaturii", in Luceafărul, Nr. 8/2010.
  • 24. Constantin Daicoviciu, "Însemnări. A. Nour, Credinţe şi superstiţii geto-dace", in Transilvania, Nr. 7-8/1942, p.645-646.